Рейтинг теми:
  • Голосів: 0 - Середня оцінка: 0
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Глава 11 "ХОЖДЕНИЯ ЗА ТРИ МОРЯ - НА ПОДХОДАХ К ИСКУССТВУ ПЕРЕПЛАВКИ"
#1
ХОЖДЕНИЯ ЗА ТРИ  МОРЯ - НА ПОДХОДАХ К ИСКУССТВУ ПЕРЕПЛАВКИ. 


Итак: Алхимия. Даже не знаю что и сказать по этому поводу. Читаешь тексты - так как мы привыкли  здесь:  там ничего не ясно. Причём: текст -  особый лабиринт (не хаос !) образов, а выражение двоякое - через метафору слов и рисунков (а также - эмблем). Привыкаешь,  смотришь, вбираешь. Остаётся особое послевкусие присутствия замешательства; какие- то  куски вроде бы поняты (скорее всего не так, или не совсем так)...

И: потом (точнее: до, после (с "во время" - значительно труднее)) - жизнь. Вопрошание посредством ее. 

И вдруг нечто выныривает в том или ином контексте - увязывается одна из версий понимания  какого-то образа из тех темных трактатов. Может, это вирус такой, разъедающий жесткость данной социумом земляной композиции; и искреннему вопросу - будет свой ответ?!

И, видимо, есть - когда "в коня корм" - тогда сюжеты и ощущения жизни собственной как бы соединяются с упомянутыми выше метафорами, гравюрами, рисунками и эмблемами: тот и этот (нашего бытия) Лабиринты становятся одним и уже что-то таки происходит.  Не просто так. Дух Божества ведёт, изумрудная Тропа открывается среди брыл тщеты.   


Менск. 

Вокзал. Едем в музей народной архитектуры и быта. Нас везёт довольно молодой таксист, на нем , как и на многих других беларусах , печать местечкового демиурга. Своеобразная бодрость и простота. 

Оглядываем из окна авто город: он новый. Много пространства, модерные постройки. Стекло, бетон. Водоёмы.  Парки. 

Город-то древний, но его сожрала война и он заново отстроен - главная артерия широка и сталинский ампир её диадема. Более менее что-то проясняется на счёт "православного патриота" - он израстает корнями из упомянутого пространства.  Сталинский ампир и простор, умноженные на Красный Костёл. Очень своеобразное ощущение некоей мощи, кстати, Покровы. 

Минск вроде бы примитивен, он не дышит "предками", но амбиция и воление "стального вождя", странно умноженные на непонятное местное Христианство; усиленные аскезой агрокомплексов вкупе с крепостями и храмами, все это плюс спорт и культ работы - создают формулы магии Батька. Он таки вылепил своих гомункулов ... 


Вечерний Минск: улицы пусты - будто все куда-то уехали.  

Идём в некой специфической пустоте. Похоже, Минск вырос в умножении "советской эзотерики пентаграммы" и взял в атрибут Красный  Костёл. 

Явно Батька опирается на сие или осознанно, или, более вероятно, интуитивно. Не знаю, как здесь преодолевается местная  Демиургия, наверное, параметр растворения - очень сложен. Зато в наличии некий избыток некоего Огня... 


Красный Костёл, по легенде, пришёл в видении дочери одного  важного человека незадолго до  её смерти. По форме он ближе к Романик, однако присутствуют и нектары Готики. Целостно его воспринять проблемно (особенно,  внутри), необходима сепарация католической сентиментальной приторности (исусики с красными сердцами, девы такого же плана, безвкусное внедрение цветов, странноватые витражи и неприятный запах ...).  Но в целом - он прекрасен и будто выплыл из сказки. Не в тему также, множество изображений мецената, построившего Храм. 

Словом, при втором взгляде, столица Белорусии не однозначна: силовую линию и некую свежесть несет сталинский ампир, а в Красном Костеле сходится Наша Традиция и какая-то слащавая херня, связанная с уродливо сублимированной сексуальностью.  


Вечер. Ходим просторными улицами центра. Вдохновенного восторга мало, больше немного душная усталость. Странная страна. 


Приходим на квартиру. Ещё раз слушаю духов просторы и норы: град как бы немного стерильный, что ли. По молодецки омывают фрагменты местной речи - много аканий и раскатов. Язык - будто порыв ветра в окно. 

Рассматриваю путеводитель по Беларуси: есть красивые Храмы, крепости и Башни. Пожалуй, ощущается невнятная незавершенность: язычники литовцы все ещё приносят свои жертвы, а Тевтонский Орден не прожег все это своими белыми плащами...

Да, дух Тевтонии как-то краем диффузирует с Пущей, главным местным Архэ: сомнительно, что в неё проникают лучи Святости.  


Ночь. Друзья затихли. Завтра будет день. 

Поглядим. 


Утро. Глядим: дождь - Минск похищен его рассеянными струями. 

Простуда нисходит жаром. Понимаю: я сегодня одарён особым расслаблением и паузой утери неких свойств. Хорошо. Ведь: в принципе, хорошо всегда. Друзья уходят, а я буду отдыхать в нежном отсутствии тела, сливаясь с пространством. 

Минск  познаётся, как шелест дождя за окном и шум привокзальной площади. 

Блаженное одиночество. 


Утром мы говорим с Геломом об иллюзорности любых идентификаций; о том, как может прорастать чистая иллюзия.  Источник вдохновения и безусильного творчества. Да: Авалон распознан и в Минске. 


Полоса дня вязкая - я будто прохожу сквозь её немоту: более-менее равномерное гудение дождя и площади навевает завесу постоянного гула. Я путешествую в измерениях своего тела. Выглядит это со стороны как лежание; однако - я всюду, я пустой и в этом измерении искрами вспыхивают ощущения - тело ломит в  разных местах, тело блаженно перемещает по себе тугие спирали собственной жизни. Своеобразный шаббат нежданно настиг меня. И мне хорошо. 

Когда я заезжал в Белую Русь, моим чтением  была глава про Тевтонский Орден. Сегодня О.  принесла прекрасную книгу с пересказом преданий германских народов: Нибелунги, Кудруна, Дитрих Бернский, Беовульф... Великолепные иллюстрации (а книга жила в очень большом центральном книжном - да, книги, похоже, здесь уважают). 


Дождь тотален. Этот лист из календаря вырван его стальными струями, завернут ними, пропитан ними. 


Почему-то в разговорах с Геломом уже пару раз всплывает тема детей, я: - сегодня социум уготовил родителям только роль опекунов, забрав себе (интернет и прочее) всецело духовную опеку и водительство. По факту  - все дети -  в интернате  мира, в котором  грязь водрузили на место звёзд. 


Вечер. Дождь все также. Все то же.  

Идём. Находим уютное кафе. Неторопливо беседуя, заказываем еду. 

Путешествие - это поиск зеркал себя в пространстве. Иероистория - во времени. Вместе: вскрытие особого объема.  

Мечтательно, ужинаем, шторы в красный горошек, послеслед советии, все тот же дождь - выходим; напротив здание старой женской гимназии - интересное состояние; статуя Фемиды в нише.  


Этот опус близится к концу. Читаю про три Испанских Ордена и  Реконкисту. Про уничтожение Тампля; все печально. Не печально то, что сие вообще было. Исторические книги занудные в  своём стремлении к пресловутой "объективности" выхолащивают самое главное в Рыцарстве Орденов - силу "соли", того Огня, который  даже  миряне простые именуют "романтизмом", "благородством" и т. п. Потому читать их следует по диагонали не тратя времени на тщательный разбор "кто, кого, как и чего". На книгу из 300 стр. с трудом можно найти  сущностные моментов объёмом хотя бы  на 1-2 страницы. 


Тем не менее, очень понравилось описание, как тамплиеры пришли на суд в Меце- в полном вооружении и готовые принять бой, после чего их решили отпустить, а театр Фемиды не состоялся; я был в граде том и возможно почувствовал ту  Воинскую Сухость...


Беларусь совсем недавно обзавелась новыми деньгами. Необычным намёком сошло странное ощущение коагуляции "силы грошей" - возрат актуальной ценности монет. Теперь они что-то стоят и, благодаря  сему, в поле внимания. А, поскольку, их плоть из металла, постольку Белая Русь как бы сгустилась и заблестела в жилах такой мощи. Магия. Посмотрим, что все это принесёт; оперативно значимо новое распознанное ощущение: воскрешение монет (вроде бы мелочь) влияет на тонкое звучание всей  композиции измерения. Все во Всем. Подвижное в Подвижном. Все - на Все. 

Монетки похожи на искры. Искры - на молитвы. А последние - на капли пота. Малые крупицы пепла сохраняют какую-то особую тайну в своей исчезающе малой зернистости.  И: не исключено - исчезающе малое, есть корень Великого; быть может: знающий мельчайшее, у врат к величайшему ...


Минск и монетки. Белые Озёра полузабытых снов. Теряя запах оков ...


Вполне может быть: вот ты практикуешь, скажем, воинские искусства. Становишься сильнее, достигаешь степени мастерства, овладеваешь навыками, энергиями, комплексами и ... -  только умножаешь поле иллюзии себя. 

Так что же, не совершенствоваться в этом деле вовсе? 

Нет. Вывод не верный. 

Поезд: село Горностаевка. 

О, вот он, ответ. Поселиться в деревне Горностаевка, под Белой Башней и тихо ловить рыбу недалеко от готического храма. 

А все остальное - произойдёт само собою и в означенное время. 


Граница. Проверка. Беларусы не приветливы. Че то выясняют, всем своим видом показывая некую "мол, не особо и рады вам". Где были, с какой целью, что за книги, кем работаете и прочая херня. Но, видимо, по сути им все это не нужно, а действуют по разнарядке, демонстрируя "граница на замке".  

Едем. Едем дальше. 


Приехали. 

Проверка уже в Киеве. Здесь приятнее - на работе спаниель, да шоколадный: идёт, хвостом виляет. Видно: хоть и на работе, но - доброжелателен. Дальше - таможня, паспорта ...


А за окном - дождь.  

Минск телепортировал его в Киев. 

Вездесущий дождь. Серая кровь стального неба. 

А может - капли пота Божеств Промежутка; или слезы Нашей Девы. 

Скоро ткань наших курток причастится ними ...
Відповісти


Схожі теми
Тема: Автор Відповідей Переглядів: Ост. повідомлення
  ЧАСТЬ 3. Глава 49 "НЕКОТОРЫЕ ОБЪЁМЫ НЕКОТОРЫХ КОТЛОВ (ПРИЛОЖЕНИЕ)" Alba 0 445 28-11-2016, 15:43
Ост. повідомлення: Alba
  ЧАСТЬ 3. Глава 48 "ВОЗВРАЩЕНИЕ В СОСУДЫ СВОИ" Alba 0 661 25-11-2016, 10:30
Ост. повідомлення: Alba
  ЧАСТЬ 2. Глава 47 "ПЕЧАТЬ ЭТОГО ПАЛОМНИЧЕСТВА" Alba 0 467 25-11-2016, 10:17
Ост. повідомлення: Alba

Перейти до форуму: