Рейтинг теми:
  • Голосів: 0 - Середня оцінка: 0
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Клятва материалиста
#21
Ровно в три часа, в соответствии с трудовым законодательством,
принес ключи доктор наук Амвросий Амбруазович Выбегалло. Он был в
валенках, подшитых кожей, в пахучем извозчицком тулупе, из поднятого
воротника торчала вперед седоватая нечистая борода. Волосы он стриг под
горшок, так что никто никогда не видел его ушей.
-- Эта... -- сказал он, приближаясь. -- У меня там, может, сегодня
кто вылупится. В лаборатории, значить. Надо бы, эта, посмотреть. Я ему
там запасов наложил, эта, хлебца, значить, буханок пять, ну там отрубей
пареных, два ведра обрату. Ну, а как все, эта, поест, кидаться начнет,
значить. Так ты мне, мон шер, того, брякни, милый.
Он положил передо мной связку амбарных ключей и в каком-то
затруднении открыл рот, уставясь на меня. Глаза у него были прозрачные,
в бороде торчало пшено.
-- Куда брякнуть-та? -- спросил я.
Очень я его не любил. Был он циник, и был он дурак. Работу, которой
он занимался за триста пятьдесят рублей в месяц, можно было смело
назвать евгеникой, но никто ее так не называл -- боялись связываться.
Этот Выбегалло заявлял, что все беды, эта, от неудовольствия
проистекают, и ежели, значить, дать человеку все -- хлебца, значить,
отрубей пареных, -- то и будет не человек, а ангел. Нехитрую эту идею он
пробивал всячески, размахивая томами классиков, из которых с неописуемым
простодушием выдирал с кровью цитаты, опуская и вымарывая все, что ему
не подходило. В свое время ученый совет дрогнул под натиском этой
неудержимой, какой-то даже первобытной демагогии, и тема Выбегаллы была
включена в план. Действуя строго по этому плану, старательно измеряя
свои достижения в процентах выполнения и никогда не забывая о режиме
экономии, увеличении оборачиваемости оборотных средств, а также о связи
с жизнью, Выбегалло заложил три экспериментальные модели: модель
человека, неудовлетворенного полностью, модель человека,
неудовлетворенного желудочно, модель человека, полностью
удовлетворенного. Полностью неудовлетворенный антропоид поспел первым --
он вывелся две недели назад. Это жалкое существо, покрытое язвами, как
Иов, полуразложившееся, мучимое всеми известными и неизвестными
болезнями, страдающее от холода и от жары одновременно, вывалилось в
коридор, огласило институт серией нечленораздельных жалоб и издохло.
Выбегалло торжествовал. Теперь можно было считать доказанным, что ежели
человека не кормить, не поить и не лечить, то он, эта, будет, значить,
несчастлив и даже, может, помрет. Как вот этот помер. Ученый совет
ужаснулся. Затея Выбегаллы оборачивалась какой-то жуткой стороной. Была
создана комиссия по проверке работы Выбегаллы. Но тот, не растерявшись,
представил две справки, из коих следовало, во-первых, что трое
лаборантов его лаборатории ежегодно выезжают работать в подшефный
совхоз, и, во-вторых, что он, Выбегалло, некогда был узником царизма, а
теперь регулярно читает популярные лекции в городском лектории и на
периферии. И пока ошеломленная комиссия пыталась разобраться в логике
происходящего, он неторопливо вывез с подшефного рыбозавода (в порядке
связи с производством) четыре грузовика селедочных голов для
созревающего антропоида, неудовлетворенного желудочно. Комиссия писала
отчет, а институт в страхе ждал дальнейших событий. Соседи Выбегаллы по
этажу брали отпуска за свой счет.
-- Куда брякнуть-та? -- спросил я.
-- Брякнуть-та? А домой, куда же еще в Новый год-та. Мораль должна
быть, милый. Новый год дома встречать надо. Так это выходит по-нашему,
нес па?
-- Я знаю, что домой. По какому телефону?
-- А ты, эта, в книжку посмотри. Грамотный? Вот и посмотри,
значить, в книжку. У нас секретов нет, не то что у иных прочих. Ан
масс.
-- Хорошо, -- сказал я. -- Брякну.
-- Брякни, мон шер, брякни. А кусаться он начнет, так ты его по
сусалам, не стесняйся. Се ля ви.
Я набрался храбрости и буркнул:
-- А ведь мы с вами на брудершафт не пили.
-- Пардон?
-- Ничего, это я так, -- сказал я.
Некоторое время он смотрел на меня своими прозрачными глазами, в
которых ничегошеньки не выражалось, потом проговорил:
-- А ничего, так и хорошо, что ничего. С праздником тебя с
наступающим. Бывай здоров. Аривуар, значить.
Он напялил ушанку и удалился. Я торопливо открыл форточку. Влетел
Роман Ойра-Ойра в зеленом пальто с барашковым воротником, пошевелил
горбатым носом и осведомился:
-- Выбегалло забегалло?
-- Забегалло, -- сказал я.
-- Н-да, -- сказал он. -- Это селедка. Держи ключи. Знаешь, куда он
один грузовик свалил? Под окнами у Жиана Жиакомо. Прямо под кабинетом.
Новогодний подарочек. Выкурю-ка я у тебя здесь сигарету.
Он упал в огромное кожаное кресло, расстегнул пальто и закурил.
-- А ну-ка займись, -- сказал он. -- Дано: запах селедочного
рассола, интенсивность шестнадцать микротопоров, кубатура... -- Он
оглядел комнату. -- Ну сам сообразишь, год на переломе, Сатурн в
созвездии Весов... Удаляй!
Я почесал за ухом.
-- Сатурн... Что ты мне про Сатурн... А вектор магистатум какой?
-- Ну, брат, -- сказал Ойра-Ойра, -- это ты сам должен...
Я почесал за другим ухом, прикинул в уме вектор и произвел,
запинаясь, акустическое воздействие (произнес заклинание). Ойра-Ойра
зажал нос. Я выдрал из брови два волоска (ужасно больно и глупо) и
поляризовал вектор. Запах опять усилился.
-- Плохо, -- с упреком сказал Ойра-Ойра. -- Что ты делаешь, ученик
чародея? Ты что, не видишь, что форточка открыта?
-- А, -- сказал я, -- верно. -- Я учел дивергенцию и ротор,
попытался решить уравнение Стокса в уме, запутался, вырвал, дыша через
рот, еще два волоска, принюхался, пробормотал заклинание Ауэрса и совсем
собрался было вырвать еще волосок, но тут обнаружилось, что приемная
проветрилась естественным путем, и Роман посоветовал мне экономить брови
и закрыть форточку.
-- Посредственно, -- сказал он. -- Займемся материализацией.
Некоторое время мы занимались материализацией. Я творил груши, а
Роман требовал, чтобы я их ел. Я отказывался есть, и тогда он заставлял
меня творить снова. "Будешь работать, пока не получится что-нибудь
съедобное, -- говорил он. -- А это отдашь Модесту. Он у нас Камноедов".
В конце концов я сотворил настоящую грушу -- большую, желтую, мягкую,
как масло, и горькую, как хина. Я ее съел, и Роман разрешил мне
отдохнуть.
http://www.lib.ru/STRUGACKIE/ponedelx.txt

Відповісти
#22
Тут принес ключи бакалавр черной магии Магнус Федорович Редькин,
толстый, как всегда озабоченный и разобиженный. Бакалавра он получил
триста лет назад за изобретение портков-невидимок. С тех пор он эти
портки все совершенствовал и совершенствовал. Портки-невидимки
превратились у него сначала в кюлоты-невидимки, потом в штаны-невидимки,
и, наконец, совсем недавно о них стали говорить как о брюках-невидимках.
И никак он не мог их отладить. На последнем заседании семинара по черной
магии, когда он делал очередной доклад "О некоторых новых свойствах
брюк-невидимок Редькина", его опять постигла неудача. Во время
демонстрации модернизированной модели что-то там заело, и брюки, вместо
того чтобы сделать невидимым изобретателя, вдруг со звонким щелчком
сделались невидимыми сами. Очень неловко получилось. Однако Магнус
Федорович главным образом работал над диссертацией, тема которой звучала
так: "Материализация и линейная натурализация Белого Тезиса, как
аргумента достаточно произвольной функции Е не вполне представимого
человеческого счастья".
Тут он достиг значительных и важных результатов, из коих следовало,
что человечество буквально купалось бы в не вполне представимом счастье,
если бы только удалось найти сам Белый Тезис, а главное -- понять, что
это такое и где его искать.
Упоминание о Белом Тезисе встречалось только в дневниках Бен
Бецалеля. Бен Бецалель якобы выделил Белый Тезис как побочный продукт
какой-то алхимической реакции и, не имея времени заниматься такой
мелочью, вмонтировал его в качестве подсобного элемента в какой-то свой
прибор. В одном из последних мемуаров, написанных уже в темнице, Бен
Бецалель сообщал: "И можете вы себе представить? Тот Белый Тезис не
оправдал-таки моих надежд, не оправдал. И когда я сообразил, какая от
него могла быть польза -- я говорю о счастье для всех людей, сколько их
есть, -- я уже забыл, куда же я его вмонтировал". За институтом
числилось семь приборов, принадлежавших Бен Бецалелю. Шесть из них
Редькин разобрал до винтика и ничего особенного в них не нашел. Седьмым
прибором был диван-транслятор. Но на диван наложил руку Витька Корнеев,
и в простую душу Редькина закрались самый черные подозрения. Он стал
следить за Витькой. Витька немедленно озверел. Они поссорились и стали
заклятыми врагами и оставались ими по сей день. Ко мне, как к
представителю точных наук, Магнус Федорович относился благожелательно,
хотя и осуждал мою дружбу с "этим плагиатором". В общем-то Редькин был
неплохим человеком, очень трудолюбивым, очень упорным, начисто лишенным
корыстолюбия. Он проделал громадную работу, собравши гигантскую
коллекцию разнообразнейших определений счастья. Там были простейшие
негативные определения ("Не в деньгах счастье"), простейшие позитивные
определения ("Высшее удовлетворение, полное довольство, успех, удача"),
определения казуистические ("Счастье есть отсутствие несчастья") и
парадоксальные ("Счастливее всех шуты, дураки, сущеглупые и нерадивые,
ибо укоров совести они не знают, призраков и прочей нежити не страшатся,
боязнью грядущих бедствий не терзаются, надеждой будущих благ не
обольщаются").
Магнус Федорович положил на стол коробочку с ключом и, недоверчиво
глядя на нас исподлобья, сказал:
-- Я еще одно определение нашел.
-- Какое? -- спросил я.
-- Что-то вроде стихов. Только там нет рифмы. Хотите?
-- Конечно, хотим, -- сказал Роман.
Магнус Федорович вынул записную книжку и, запинаясь, прочел:

Вы спрашиваете:
Что считаю
Я наивысшим счастьем на земле?
Две вещи:
Менять вот так же состоянье духа,
Как пенни выменял бы я на шиллинг,
И
Юной девушки
Услышать пенье
Вне моего пути, но вслед за тем,
Как у меня дорогу разузнала.

-- Ничего не понял, -- сказал Роман. -- Дайте я прочту глазами.
Редькин отдал ему записную книжку и пояснил:
-- Это Кристофер Лог. С английского.
-- Отличные стихи, -- сказал Роман.
Магнус Федорович вздохнул.
-- Одни одно говорят, другие -- другое.
-- Тяжело, -- сказал я сочувственно.
-- Правда ведь? Ну как тут все увяжешь? Девушки услышать пенье... И
ведь не всякое пенье какое-нибудь, а чтобы девушка была юная, находилась
вне его пути, да еще только после того, как у него про дорогу спросит...
Разве же так можно? Разве такие вещи алгоритмизируются?
-- Вряд ли, -- сказал я. -- Я бы не взялся.
-- Вот видите! -- подхватил Магнус Федорович. -- А вы у нас
заведующий вычислительным центром! Кому же тогда?
-- А может, его вообще нет? -- сказал Роман голосом
кинопровокатора.
-- Чего?
-- Счастья.
Магнус Федорович сразу обиделся.
-- Как же его нет? -- с достоинством сказал он, -- когда я сам его
неоднократно испытывал?
-- Выменяв пенни на шиллинг? -- спросил Роман.
Магнус Федорович обиделся еще больше и вырвал у него записную
книжку.
-- Вы еще молодой... -- начал он.

http://www.lib.ru/STRUGACKIE/ponedelx.txt
Відповісти
#23
А всі ізми - це людське, тобто від диявола.
Одне, що від Бога - це православя.
Відповісти
#24
(23-11-2012, 09:07 )Анатoль писав(ла): А всі ізми - це людське, тобто від диявола.

Нe всe людськe від диявола. Smile

(23-11-2012, 09:07 )Анатoль писав(ла): Одне, що від Бога - це православя.

"Від Бога" взагалі всe. Чогось нe-створeного Богом поза самим Богом просто нeма. Диявол, зло - цe нe рeчі, які існують самі по собі. Зло, за визначeнням нашого чудового філософа-співвітчизника Григорія Варсави Сковороди, цe є "як коли хто одягає чоботи на голову, а шапку на ноги. Чоботи й шапка самі собою добрі, а зло починається там, дe людина починає цими добрими рeчами зловживати." (Цитую за книжкою проф. Мирослава Поповича про Сковороду.)

Відповісти
#25
(22-11-2012, 23:30 )Анатoль писав(ла):
(22-11-2012, 23:00 )vorona писав(ла): У племенах ( по-вашому без цивілізації )нема грабежів, насилля, розбоїв і вбивства.
По-перше, у племенах є співпраця, є певні суспільні відносини.
По друге, там насильства більше, і воно грубіше ніж в більш цивілізованих суспільствах.

Цитата: Ще раз кажу, подивіться цивілізовану кримінальну хроніку. Оці масові явища настають у вашому цивілізованому суспільстві.
Нуда, не було, не було, і от настають..

Насильства у палеолітичних людських племенах майже не було, бо цінилися кожні руки, навіть з іншими видами насильство старалися не застосовувати. Я не буду вдаватися в довгі історичні пояснення, але коли в суспільстві винищується віра в Бога, воно незворотно скочується до немотивованого насильства (отак, як Ви пишете - не було, не було, і от настає...).
Відповісти
#26
(03-12-2012, 10:20 )vorona писав(ла): Насильства у палеолітичних людських племенах майже не було, бо цінилися кожні руки,

І ноги, і мозок, і печінка...

Цитата:навіть з іншими видами насильство старалися не застосовувати.
Їли їх без насильства, з любовю.

Цитата: Я не буду вдаватися в довгі історичні пояснення,

Дякую.

Цитата: але коли в суспільстві винищується віра в Бога, воно незворотно скочується до немотивованого насильства

Ех, до чого ми скотились порівняно з палеолітичними племенами!
І нащо було винищувати їхню віру в Ісуса Христа?
Відповісти
#27
(03-12-2012, 12:15 )Анатoль писав(ла):
(03-12-2012, 10:20 )vorona писав(ла): Насильства у палеолітичних людських племенах майже не було, бо цінилися кожні руки,

І ноги, і мозок, і печінка...

Цитата:навіть з іншими видами насильство старалися не застосовувати.
Їли їх без насильства, з любовю.

Цитата: Я не буду вдаватися в довгі історичні пояснення,

Дякую.

Цитата: але коли в суспільстві винищується віра в Бога, воно незворотно скочується до немотивованого насильства

Ех, до чого ми скотились порівняно з палеолітичними племенами!
І нащо було винищувати їхню віру в Ісуса Христа?

З Вами нецікаво розмовляти через Вашу іронію, котрою Ви намагаєтесь принизити співрозмовника.
Відповісти
#28
(03-12-2012, 19:45 )vorona писав(ла): З Вами нецікаво розмовляти через Вашу іронію, котрою Ви намагаєтесь принизити співрозмовника.
Ну вибачте, настрій такий був.
Відповісти
#29
(03-12-2012, 23:16 )Анатoль писав(ла):
(03-12-2012, 19:45 )vorona писав(ла): З Вами нецікаво розмовляти через Вашу іронію, котрою Ви намагаєтесь принизити співрозмовника.
Ну вибачте, настрій такий був.

Вибачаю.
Відповісти
#30
Когда у кадавра наступил очередной пароксизм довольства и он
задремал, подоспевшие лаборанты Выбегаллы, с корнем выдранные из-за
новогодних столов и потому очень неприветливые, торопливо нарядили его в
черную пару и подсунули под него стул. Корреспонденты поставили
Выбегаллу рядом, положили его руки на плечи кадавра и, нацелясь
объективами, попросили продолжать.
-- Главное -- что? -- с готовностью провозгласил Выбегалло. --
Главное -- чтобы человек был счастлив. Замечаю это в скобках: счастье
есть понятие человеческое. А что есть человек, философски говоря?
Человек, товарищи, есть хомо сапиенс, который может и хочет. Может, эта,
все, что хочет, а хочет все, что может. Нес па, товарищи? Ежели он, то
есть человек, может все, что хочет, а хочет все, что может, то он и есть
счастлив. Так мы его и определим. Что мы здесь, товарищи, перед собою
имеем? Мы имеем модель. Но эта модель, товарищи, хочет, и это уже
хорошо. Так сказать, экселент, ексви, шармант*. И еще, товарищи, вы сами
видите, что она может. И это еще лучше, потому что раз так, то она...
Он, значить, счастливый. Имеется метафизический переход от несчастья к
счастью, и это нас не может удивлять, потому что счастливыми не
рождаются, а счастливыми, эта, становятся. Вот оно сейчас просыпается...
Оно хочет. И потому оно пока несчастно. Но оно может, и через это
"может" совершается диалектический скачок. Во, во!.. Смотрите! Видали,
как оно может? Ух ты, мой милый, ух ты, мой радостный!.. Во, во! Вот как
оно может! Минут десять-пятнадцать оно может... вы, товарищ Питомник,
там свой фотоаппаратик отложите, а возьмите вы киноаппаратик, потому как
здесь мы имеем процесс... здесь у нас все в движении! Покой у нас, как и
полагается быть, относителен, движение у нас абсолютно. Вот так. Теперь
оно смогло и диалектически переходит к счастью. К довольству то есть.
Видите, оно глаза закрыло. Наслаждается. Ему хорошо. Я вам научно
утверждаю, что готов был бы с ним поменяться. В данный, конечно,
момент... Вы, товарищ Проницательный, все, что я говорю, записывайте, а
потом дайте мне. Я приглажу и ссылки вставлю... Вот теперь оно дремлет,
но это еще не все. Потребности должны идти у нас как вглубь, так и
вширь. Это, значить, будет единственно верный процесс. Он ди ке*
Выбегалло, мол, против духовного мира. Это, товарищи, ярлык. Нам,
товарищи, давно пора забыть такие манеры в научной дискуссии. Все мы
знаем, что материальное идет впереди, а духовное идет позади. Сатур
вентур, как известно, нон студит либентур*. Что мы, применительно к
данному случаю, переведем так: голодной куме все хлеб на уме...

------------------------------------------------------------------------
* Чудесно, превосходно, прелестно (фр.).
** Говорят, что... (фр.)
*** Сытое брюхо к учению глухо (лат.).
------------------------------------------------------------------------

-- Наоборот, -- сказал Ойра-Ойра.
Некоторое время Выбегалло пусто смотрел на него, затем сказал:
-- Эту реплику из зала мы, товарищи, сейчас отметем с негодованием.
Как неорганизованную. Не будем отвлекаться от главного -- от практики. Я
продолжаю и перехожу к следующей ступени эксперимента. Поясняю для
прессы. Исходя из материалистической идеи о том, что временное
удовлетворение матпотребностей произошло, можно переходить к
удовлетворению духпотребностей. То есть посмотреть кино, телевизор,
послушать народную музыку, или попеть самому и даже почитать
какую-нибудь книгу, скажем, "Крокодил" или там газету... Мы, товарищи,
не забываем, что ко всему этому надо иметь способности, в то время как
удовлетворение матпотребностей особенных способностей не требует, они
всегда есть, ибо природа следует материализму. Пока насчет духовных
способностей данной модели мы сказать ничего не можем, поскольку ее
рациональное зерно есть желудочная неудовлетворенность. Но эти
духспособности у нее мы сейчас вычленим.

http://www.lib.ru/STRUGACKIE/ponedelx.txt


Відповісти
#31
(23-11-2012, 17:11 )Георгій писав(ла):
(23-11-2012, 09:07 )Анатoль писав(ла): RE: Та ні, православ"я - цe зовсім нe філософія. Цe пeрeживання чогось.
А всі "ізми" - це людське, тобто від диявола.

Нe всe людськe від диявола. Smile

(23-11-2012, 09:07 )Анатoль писав(ла): Одне, що від Бога - це православя.

"Від Бога" взагалі всe. Чогось нe-створeного Богом поза самим Богом просто нeма. Диявол, зло - цe нe рeчі, які існують самі по собі. Зло, за визначeнням нашого чудового філософа-співвітчизника Григорія Варсави Сковороди, цe є "як коли хто одягає чоботи на голову, а шапку на ноги. Чоботи й шапка самі собою добрі, а зло починається там, дe людина починає цими добрими рeчами зловживати." (Цитую за книжкою проф. Мирослава Поповича про Сковороду.)

"All Safety Rules Are Written By Blood"
Відповісти
#32
Матеріалізм - це нехтування ідеями, які існують єдино у власній голові, на догоду загальноприйнятій агресивній зневазі до суб'єктивних цінностей.
Відповісти
#33
(10-12-2012, 19:39 )sheliazhenko писав(ла): Матеріалізм - це нехтування ідеями, які існують єдино у власній голові, на догоду загальноприйнятій агресивній зневазі до суб'єктивних цінностей.

Відповісти
#34
--------------------------
Відповісти
#35
(10-12-2012, 20:15 )sheliazhenko писав(ла): --------------------------

Відповісти
#36
Smile 
--------------------------
Відповісти
#37
(10-12-2012, 20:31 )sheliazhenko писав(ла): --------------------------

Відповісти


Перейти до форуму: