Рейтинг теми:
  • Голосів: 0 - Середня оцінка: 0
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Паломництво в Португалію (частина 2)
#1
6.БАТАЛЬЯ ПУЩЕННОЙ СТРЕЛЫ: ЕЁ НАКОНЕЧНИК ОТКРЫЛСЯ ЦВЕТКОМ ДВАДЦАТИ ПЯТИ. 
Сны очередной ночи были не из лёгких. Всё верно: как даётся, такая и цена. Любой шаг в ИНОЕ  двоится «Y»: на райское и адское. 
Прорываясь через демонов, пару часов, уже под утро, сплю прозрачно. 
 
Собираемся. Недолгий переезд - и маленький посёлок, Баталья...
 
Вообще, в Португалии, в отличии от Германии и Франции,  а тем более, Вены и Амстердама, вполне можно жить. Люди простые и выстроенные, в атмосфере - приятный аскетичный дух; эго у граждан расслабленное и неконфликтное. 
В Португалии отдыхает душа;  и дух, чуя через Символы, Полюс, вновь застывает готовящейся к полёту, стрелой. Похоже, здесь есть какая-то завершённость Камня.

[Зображення: 181.jpg]

Ещё один важный местный Символ - Пятёрка Щитов. 
Изначально, сей Герб представлял собою Лазоревый Крест на Серебряном Поле и развился в: 
  • главное Поле - Серебро; на нём - Крест из пяти Лазоревых Шитов;
  • на каждом малом Щите - диагональным Крестом размещено пять Серебряных безантов  (изначально - Гвозди Ран Христовых); 
  • Золотая Армиллярная Сфера, как главный фон; 
  • Красная широкая кайма и на ней Семь Золотых Замков...
Суть всего этого: Крест Двадцати пяти Пространств или Крест Мультипликации. И Он здесь, весьма  интересно проявляется; исконная  Пустота  в модусе глубинной Сокровенной Женственности первого выпавшего Снега (Белое Поле); первое Проявление - Лазурь (Структура, Порядок, Логос, Закон и Власть Короля) пяти малых Щитов, расположенных прямым Крестом; далее - Умножение: на каждом малом Щите - пять Серебряных Сфер диагональным Крестом  и их можно очень по-разному трактовать (и как монеты, и как шляпки гвоздей распятия...). На лицо - последний аккорд базовой мультипликации и он опять предельно нежен. 
Красная широкая окантовка Серебряного Поля большого Щита может,  в числе прочего, означать Воинскую Славу  и излияние Рыцарской Мощи всесторонь (при том, что корень этого излияния - Союз Лазури и Серебра). На этой полосе - Семь Золотых Замков, которые можно узреть и как 7 Камней периферической Коагуляции (кстати, Португальская Империя колоний в мирах внешних,  вполне этому соответствовала). И, наконец, всё вместе  (Большой Щит) находится на Золотой Армиллярной Сфере: сама она представляет собою Небесный Шар и позволяет ориентироваться на Квадрате Земли ураническим образом; сие означает - жить по Законам Истины и одухотворять материю, а не подчиняться законам Количества (изучая «свойства материи»). Золото - степень окончательной всеисполненности и совершенства. 
 
Баталья – значит «Битва». 
Воинский, Рыцарский, Королевский Храм. 
Он странен: снаружи совершенно неясен внутренний объём - попадая в чрево Тампля буквально взлетаешь макушечным цветком в Твердь Небесную нервюров и замковых камней,- и они, неожиданно высоко. 
Храм, невзирая на полумрак, очень чист и оттого светел. Душа тонко радуется хрустальной шкатулке такого чуда. Она привольно уноситься ввысь, под крышу, и уже не возвращается на землю. Пол уложен камнем как-то так дивно, что вовсе не слышно шагов. Тишина горной снежной поляны. 
 
В  Монастыре Баталья - два Клуатра: ближний к Храму - шедевр Готики и Мануэлино, он явно катафатичен и чётко выстраивает Оси Священного и их соотношения. Дальний - больше романских, суровых форм: попятно, он уравновешивает первый. Клуатры уходят на Север от самого Тампля...
Восток не завершён и в этом - глубочайший смысл. Тут - Октагон: равных ему по красоте просто нет и не могли, не могли люди придумать ТАКОЕ.  
Плод Немирской, Нечеловеческой, Инспирации - и в этом нет никаких сомнений.  Интересно, что якобы по внешней причине - начало строительства Жеронимуш в Лиссабоне (а оно, как бы связано с открытиями Вашку да Гама), не завершена самая Восточная часть Храмового Комплекса. Но ощущение такое - что всё не так: Баталья недостроенная осознанно - импульс её Линии Передачи ушёл в Жеронимуш. Великолепный Октагон своей крышей получил синюю апофатику открытого Неба - так переметнув камни, пот работы и кровь вдохновения в Лиссабон. Так Учитель трепетно передаёт Секрет Мастерства возлюбленному Ученику...
 
А Жеронимушу было что переваривать и превращать. 
Вашку да Гама отправлен Королём на поиски Царства Пресвитера Иоанна. Стрела Генриха Мореплавателя сорвалась с кибита (а похоронен этот главный «направляющий стрелы» как раз в Батальи: всё сходится - Энрике - исток Опуса Вашку да Гама, Баталья - Жеронимуша). 
И тут: водораздел. 
Великий Перелом. 
Вашку да Гама таки находит Индию и огромные мирские богатства, но не обретает пути в Заповедное Царство. Не хватает силы Фильтров...
Христофор Колумб таки спотыкается о травму Мистического Опыта и уходит довольно проблемно: его ещё останавливает табу Святых Осей Небесного Порядка; он категорически не соглашается признать, что нашёл Инферно...
 
Главный посыл был найти Философское Золото - нашли земное. 
В годину закладки Жеронимуша сие ещё не было достоверно известно, но История ломалась, Старый Мир исчезал; Новой Землёй оказывалась не чаемая Земля Преображения, Второй Сатурн, а - Западные чертоги мёртвых.  Возможно - Жеронимуш должен был преградить им путь или - исправить вектор...
Этого не случилось, потому и был после,  Лиссабонский Армагеддон и потом, кричащее бессмысленной болью, Фаду.    
 
Пройдя Баталью, причастившись и объединившись с Её уникальными Огнями Передачи, возвращаемся в Томар. 
Город принимает нас послеполуденной прохладой и ленивым рестораном. Кушаем. Возвращаемся на квартиру. Немного отдыхаем. 
 
И вновь - к Монастырю. 
Знакомы уже почти все уголки. 
Видно - как всё разрасталось. 
Вначале, Крепость Тамплиеров и Шаролла - Древний Тампль, из которого - канал в Святыню Иерусалима; нить - Запад-Восток. Ясно: дальше нельзя, но центростремительный энтаз Крестовых Походов в Святую Землю сменяется центробежным экстазом Великих Открытий - возможно, сие переключило уничтожение Ордена Тамплиеров...
Далее: уже, вроде как при Вашку да Гама добавляются тела Нефа к Шаролле и в конце концов прирастает Крест Дормитория и возникают семь Клуатров. Мощнейшая алхимическая лаборатория вырабатывает Смыслы, Вдохновение и векторы Судеб... Орден Христа мультиплицирует в режиме Феникса  как бы погибший, Тампль.  
Чувствуется: в Монастыре Христа не только чистота Передачи, но с какого-то момента её, видимо не выдерживают и не удерживают и небесная твердь нервюров в некоторых Клуатрах теряет ярую Силу Готического луча. 
Всё очень не просто и не однозначно...
И тем не менее, в отличие, например, от Мон-Сен-Мишель, этот Монастырь не осквернён: в нём жива Передача, пусть и замутнённая в некоторых своих аспектах. 
 
Два Всадника Тампля; Две Руны; Португалия...
Всадник Юга - Лиссабон; Всадник Севера - Порту; вся страна вытянута по оси Вертикали. 
Вся страна прижата к Океану. С одной стороны - Европа с её бурлением, с другой - Воды, в которые ныряет Солнце. 
Своеобразной Полярной Звездой для Португалии является Сантьяго. Два главных камино этого Паломничества представляют Крест: камино из Франции ведёт в страну потерянных иллюзий, на Запад; от Земли к Воде.  Камино Португалии - путь на Север (может - от Воздуха к Тайному Огню) . 
Северо-Запад, наша результирующая в этом уравнении: наверное, потому, именно в этом секторе, расположен Лев в Клуатре Жеронимуша.   
Святой Иероним всё также читает Книгу, Лев царственно возлежит у его ног - чудо Передачи происходит.  
 
7.ВЕЛИКАЯ ТАЙНА ЗАПАДА. ГИМАРАЙНШ. 
 
Так уж получилось, что с запада, из пространства Северной Америки, пришла волна последнего тотального материализма, катастрофически  усилив Демиургии всех видов новым всепроникающим  ядом. Мечта США об однополярным мире, конечно же, опирается не просто на амбиции сверхдержавы. В её основе лежит гирлянда мифов, а может и (что более вероятно) - неверно  понятых преданий. 
Для более-менее хотя бы какого-то понимания данной темы, имеет смысл обратиться к переживаниям Христофора Колумба в конце его жизни.  Мореплаватель полагал, что нашёл рай земной и категорически не хотел признавать  открытие нового континента....
 
И: есть специфическая Западная Тяга; главное Камино Сантьяго как раз идёт к Западу; Португалия - Страна Западного Предела.  
Возможно, открыв Америки, мореплаватели как бы Нечто перескочили...
Солнце ныряет в море: Запад поглощает тварный Свет; мы, вроде бы идём здесь в Страну Мёртвых. 
Но. 
Бессмертный Свет истинного Сияния - дальше. Причина этого света - за порогом Смерти, и чтобы войти в Бессмертие, необходимо пройти, специфически, Ад и Смерть.  Напрямую в Рай не попасть...
 
Авалон - вполне даже, так ощущается, на Западе. 
Западный Рай...
Апофатическое прощание с иллюзиями, страна разочарования в суетных движах, самовозврат к Атлантиде благородных чувств. 
 
Западный Океан - Родина ищущих. Отрываясь от Земли, делаешь шаг в Воду; путь на Запад - это уже не каботажные плавания, но выход в Безбрежное. 
 
Должны были найти  Остров. Место, среди Океана. 
Другой, западный материк - лишь ещё одна фиксация и новая (но не - Новая) земля.  
 
Авалон. Царство Пресвитера Иоанна. Мельхиседек...
Царство Пресвитера Иоанна не находится в сети параллелей и меридианов, но проявляется «по вере вашей». 
Оно - разбрызгано как бы всюду; однако - имеются некие выходы. Один из них - Тибет. И, опять же, один из них - в Сердце Атлантики. Необходима особая чистая акватичность сознания, дабы узреть сиё. 
Индия. 
Вашку да Гама открыл путь туда; первоначально, этот охотничий пёс своего Короля, искал Заповедное Царство. 
Он не нашёл его, чего, кстати, вполне возможно, не скажешь о Колумбе, имя которого созвучно весьма интересному Святому; Энрике Мореплаватель лишь натягивал тетиву лука, прицеливался в Чистые Земли. Короли и Посвящённые Португалии чувствовали - от их Страны один шаг до Райских  Земель; Рыцари Тампля ушли именно туда.  
 
Атлантическая светлая Печаль. 
Печаль по своим. 
По - Родине. 
 
Едем уже который час из Томара в Гимарайнш.
Подъезжаем к Порту - Океан в окне; какая-то сотня метров - и Вода (а на дне - Города). Миннэ, Священная Память, чаще всего приходит пресветлой грустью Зова. 
Атлантида. 
Атлантика. 
Вечный Сентябрь. 
 
Граждане ездят на Юг, у них это даже звучит более откровенно – «на Юга»: в Измерение разобранности и пресловутого «расслабления». Многие трепещут перед «Мудростью Востока» и в этом есть свой смысл... Смещение на Юг ведёт нас к экватору, в царство всё большего нарастания внешнего Огня, который ещё и  откровенно манифестирован в  зелёном  буйстве Ада джунглей (где все - всех), либо - в мёртвом  песке пустынь. Свет как Сияние, на Юге не различают: это место отвлечения на периферическую интенсивность и как следствие, на воспроизведение Жизни в её количественном аспекте (культ Матери и Ребёнка, Рода). 
 
Между тем, переезд с 7.11 утра увенчался успехом: две пересадки - и мы, наконец, в Гимарайнше, полдень, Точка Юга дня. 
Здесь, как и в Томаре, железнодорожный тупик - такой себе рельсовый край света. 
 
Первые шаги по новому городу - ощущение приятно-тихое. Этот пункт - самый северный в данном Пилигримаже. 
 
Гимарайнш оказывается Градом Живого Камня. Здесь вполне сохранена средневековая Крепость: стены с огненными зубцами, Башни, Донжон и - чудо - всё это буквально вырастает из дикого камня. Огромные валуны внутри двора; они, поросшие мхом, заботливо и уютно подпирают стены снаружи...
Великолепный лёгкий воздух...
 
Гимарайнш - город-Исток Португалии. 
 
Холм. На верху - Крепость с драконьими зубцами. 
Чуть ниже, к западной стороне - очень древний Храм. Он небольшой и вылит из старых каменьев, посвящён Архангелу Михаилу. 
Вполне можно улучить момент и побыть там самому; в рыцарском Тампле, который возведён ещё в двенадцатом веке.
Почти стёртые кресты на плитах пола... 
Алтарный стол.  
 
Крепость с Донжоном: здесь, в Гимарайнше, она особенна тем, что действительно выросла из живых камней-валунов и их силой. Ясно: сие Укрепление, Дом  и Храм люди не строили в привычной нам манере - всё произошло благодаря Магии. Абсолютно чётко ощущается сей след инкантаций и эвокаций. А уже из Гимарайнша выросла вся Португалия. 
Недалеко от Крепости и Древнего Тампля - Дворец с весьма примечательной Капеллой. Квадрат Готики и немного  Романики. Очень высокие потолки... Дворец сей гармонично вписывается в композицию сооружений на главном холме Гимарайнша. 
 
Множество узеньких, уютных улочек, наполненных смыслом иероистории, перевили сеткой сосудов центральное тело города. Выхожу к центральному Храму. Весьма необычное сооружение, удивительно: есть во Львове улица Снежная и там течёт синяя Неба Кровь от Готического Тампля к Романскому женскому Монастырю - так вот, упомянутое, по форме и ритмам, практически совпадает с Се Гимарайнша.  
Видимо, здесь ранее, тоже был Монастырь. Сейчас это музей и он примыкает к Храму. 
Клуатр: романские арки, цветущая Роза, старое покрученное спиралями древо среди каменьев...
Тишина. 
Редкие посетители. 
Время здесь заквадратилось в особую Вечность: в круговое висение и пребывание Розы, Древа и Камней - они неслышимо обсуждают символы Писания и уточняют их бесконечные толкования с монахами, обретшими здесь бессмертие. Осторожно прошу научить и меня...
 
Крепостная стена ещё сохранилась фрагментом своим, она похожа на спину дракона с пламенными языками зубцов. Вдоль неё улица ведёт всё к той же свадебной паре Крепости и Храма Святого Михаила. 
Крепость, повторюсь, тут уникальна - чётко ощущается даже на расстоянии огненное Присутствие её Дракона. Это не метафора: здесь действительно живёт самый настоящий Дракон.  
 
Сны в Гимарайнше содержательны. Они - о западной мечте особого очищающего  Разочарования. Синее небо вечера...
Утро. 
Прозрачная прохлада оседает росой на доспех. Меч в ножнах, а шлем, похожий на томарскую Шароллу, украл лицо. 
 
8.ПОРТУ: ВСАДНИК СЕВЕРА; СТАРЫЙ МАЯК. ОКЕАНОС. 
 Переезд, чуть более часа - и мы прибываем на ж/д Сао Бенто. Ещё в поезде, смотря в окно, наслаждаешься доминацией стихии Воздуха: перелёты мостов, скалы и террасы.  
Порту - город Портала, город Врат, город - перехода в Иное...
 
Ж/д вокзал Сао Бенто,  в интерьере, украшен великолепным азулежу: голубой плиткой. Тема - рыцарские подвиги и Верность Пути. Вкупе с окружающими скалами, всё это создаёт мотив благородной ноты, которая входит в душу с первым шагом в пространство города. 
 
Португалия и её народ - редчайший пример другой групповой кармы (назовём это так). В частности, здесь весьма выразительно ощущается отсутсвие следа Второй мировой Бойни. 
Антониу Салазар смог дистанцироваться от всех её участников: он ненавидел коммунизм и либерализм, не особо привечал и фашистов. Сберёг свой народ от участия в этой ужасающей войне; играя на противоречиях сторон конфликта, обогатил собственную страну; Португалия дала свободный транзит всем беженцам войны - вначале, евреям и иже с ними, в конце - проигравшим фашистам. Словом, на португальцах не лежит печати «не забудем, не простим, если надо - повторим»; нет у них и страшнейшего комплекса вины, навязанного немцам.  
Только в сравнении с португальским Небом соборной души народа, вполне чувствуешь, насколько силён след, шрам, Второй Мировой у всех нас. Это - очень специфическое напряжение и сжатие. 
Отсюда, понятен чуть более смысл и цель Второй Мировой: как минимум - кардинальное усиление мирового гнёта, путём нанесения раны соборным душам народов, пострадавших в ней. 
Первая и Вторая бойни надёжно отсекли предшествовавшую им волну романтизма, связанную с неким возрождением духа Средневековья. Они прокляли особым образом Европу и вознесли США. По факту - эти две мировые бойни почти убили дух Европы...
К счастью, Португалии, сие коснулось не вполне.  
 
Выходим из вокзала; так, ненавязчиво, какой-то гражданин предлагает пакетик марихуаны - отказываемся (никогда в жизни даже не пробовал наркотики (как  ни разу не курил вообще) и точно знаю, что, по крайней мере с Путём Вечного Сентября, это категорически не совместимо, ибо делает человека рабом).  
Быстро поселяемся, наша квартира в двух шагах от Се и от упомянутого вокзала. 
 
Иду в одиночестве в Се. 
Древний Храм довольно сильно обезображен ренессансом и барокко. Это, конечно, печально, однако, общий дух Португалии несколько компенсирует сей негатив. Священное Присутствие в Тампле есть и в меру способностей, объединяюсь с ним. 
Дверь Порту открыта. Замок, похоже, соткан из Воздуха и ключ утерян во времена исхода Воронов из Се Лиссабона. Разгерметизация лишила многого, но кое-что, всё-таки сохранилась (особенно, если приехать сюда из Гимарайнша, можно нечто тает узреть).  
 
Клуатр Се: его, вполне, можно наречь небесноцветным из-за азулежу, которые великолепно контрастируют с суровым и простым камнем, с драконьими зубцами оборонительных стен. Арки - готически острые, напоминают соответствующие воинские шлемы с пустыми глазницами черепов. Лёгкая, вознесённая, аскетика. 
 
Покидаем площадь Се. 
Вниз по улочкам, крики чаек...
Порту не похож на Лиссабон: сей град менее чистый и более суетный, однако сие выравнивается острым ощущением близости Атлантического Океана.  
 
Мимо Храма Святого Франциска. Выхожу на площадку перед ним, созерцаю врата прямой Пентаграммы. Внутрь не захожу:  барокковое «убранство» просто отвратительно и не хочется лишний раз переживать конкретные сомнения в Святости патрона данного Тампля. 
 
Решаем идти к Океану, навигатор показывает около семи километров. Бодрым шагом движемся вдоль реки Доры, попутно созерцая местные красоты и вбирая нарастающую свежесть безбрежной воды. 
Где-то через полдороги входим во Врата огромного моста, начинаются пальмы; небольшой сад - и вот: пирс. 
Ревущие воды и маяк, к нему направляемся .
 
Одинокий Маяк...
Ревущая Вода. 
Атлантический Океан. 
Восхищения нет - есть узнавание. Наконец, найдена «своя Вода»; Океан ощущается объёмом, почти соответствующим объёму осознанности; его Сила - как встреча двух ладоней, вторая - вихрение души, активированной беспощадной радиацией духа. В итоге - нейтральное, свежее и мощное висение, оно промываемо приходом и уходом волн. 
 
Моря всегда чувствовались тесными и сжатыми; там всегда не хватало амплитуды Свободы; обращение взора к Океанам (в Опусе тонкого как бы сканирования сокрытых настроений), в конце концов привело к западному побережью Иберии. Тут мои Врата. Там, за чертой пенного прибоя - Нечто. 
Взгляд ложиться на плоть воды и легко, едва касаясь её своим лучом, уходит в Тайное место сопряжения - туда, где небо встречается с океаном. В щель, в Украину, Горизонта. 
Особый покой окутывает, тело итак потеряно - оно растворилось  в ощущении самоосознанности; упомянутая Щель открывается и попадаешь в очень мягкий Белый Свет. Откуда-то знаешь: это Свет Нашего Севера. Плоскость входа в это Измерение лежит диском на уровне межбровья; она мягко промыта исконной Женственностью Нашей Альбы...Чуть более проясняется смысл Камино Сантьяго: выйти из мира этих иллюзий и самообманов жёсткой и плотной Земли; уйти от обусловленности любыми авторитетами и мнениями... идти... идти сотни километров, влекомым звездой меж очей в эту Белизну. Сорваться с брега, скользнуть по диску океанической светимости и попасть в ту Украину...
С Востока - на Запад, к тонкому Свету Нашего Севера. К Миру. К миру с самим собой и к своей возвращённой душе. После множества каботажных плаваний (вдоль и в связи с берегом, то есть - с опорой на стихию Земли) таки отчалить прямо в сердце Атлантики. В пространство, где субтильное Пламя сожжёт иллюзии и где воскреснут умершие, а «мёртвые (оставшись на берегу) всё будут продолжать хоронить своих мертвецов». 
 
Океанос. 
Встреча состоялась. 
 
 
9.ВОЗВРАЩЕНИЕ К ВРАТАМ ТАЙНЫ. ПАРИЖ. 
К вечеру дня пребывания в Порту, впервые за это скитание, начинается дождь. Сначала, мокрая пыль, распорошенная вода, этот союз влажного и воздушного, намёками касается лица. Неуловимый след небесных слёз на щеках...
Вечер в Порту. 
Скитание по маленьким, многоуровневым, улочкам: подозрительные типы в подворотнях; пустота, ещё полных днём людьми, мест; заброшенные дома и голубые азулежу...
Выхожу к набережной реки Дору: множество огоньков, ушедшего в ночь, города и непривычная свобода простора от двуногих, хищников и жертв. 
Ясно уже отличие Порту от Южного Всадника, Лиссабона: первый, град на Океане, реальные ворота в Атлантиду; второй, всё-таки, город Залива, он спрятан от развёрзстости океанических вод. Порту не вполне принадлежит миру этому - и потому вполне созвучен тем Вратам, к которым мы направимся далее: Нотр Дам де Пари. 
 
Уход в ночь. К снам. 
 
Около пяти утра. 
Быстрые сборы. Всю ночь шёл сильный дождь и ему не видно конца. 
Садимся в такси: ещё одно свидание с Порту, взгляды в окно. 
Аэропорт. 
Поверки.  
Ожидание. 
 
Взлёт. 
Смотреться в Зеркало Пустоты. Не спешить боязливо отводить от него взгляд. Творчество, спонтанно, без усилия и намерения, вспыхивает в Нигде. Собственно, дар интуиции, также окормляет сия Пустота: Она - Простота, Чистота и исконный Покой. Чем откровеннее и чётче пребывание в этой апофатике, чем меньше следов и примесей - тем яснее и правильнее Проявление. Возможно, именно в этом смысл Первой Заповеди Блаженства Нагорной Проповеди. Попытка языком Воды описать Землю Основы; апостол Лука на месте Матфея...
 
Равномерное гудение двигателей самолёта. Пока что, у всех нас, пассажиров, одна внешняя судьба. Волею много чего, все мы в предельно хрупкой ситуации перелёта. Такие разные люди и судьбы: пока что, мы - одно. 
Узел возможностей...
Пожалуй, весьма неплохой контекст прочувствовать апофатическую неопределённость дальнейшего, внутри совершенно чёткой катафатики наличного. Если уравновесить эти два - можно получить искомое Замешательство. Так конкретно познаётся иллюзия существования:  что-то всё же есть, но оно пронизано неизвестностью Пустоты. Когда сие зришь, не попадаешь в ошибки отвлечений серьёзности и нерадивости. 
 
Прилетели. 
Аэропорт Орли. 
Недлительный переезд на видавшем виды бусике. Сразу (на контрасте) чувствуется: измерение значительно тяжелее, чем Португалия; в него намного больше слито страданий и напряжений. Единственное спасение (пока что) - на редкость приятная в своей тембральной окраске, Французская речь. 
 
Поселяемся, быстро едим. 
И - первым делом в Сент Шапель. 
После Португалии   настроение Врат своеобразно - буквально обрушивается океаническая грусть: глаза объединяются с огромным океаном пресветлой Печали. 
Туристы копошаться и суетятся в Королевском Нефе сооружения, в котором сохранялся  Терновый Венец Господа. 
Сент Шапель, в Средневековье, будучи мощёная Белым мраморным полом, представляла собою своеобразную Домну: в свет здешний вносилась некая как-бы «закваска-причина» Света Нетварного; воспроизводился Мистический Опыт Иоанна Богослова (это целевое предназначение Сент Шапель признают даже современные историки, всецело погрязшие в гордыне «людей прогресса» и с огромным пренебрежением смотрящие в эру «тёмных веков»). 
Терновый Венец, не только Корона, она ещё орошена Кровью Спасителя (то есть,  Его Божественным Огнём) а шипы - в том числе, Лучи.  
Король Луи (Людовик) Святой в своё время привёл Венец в Париж: возможно, так он заново вдохнул Силу в Королевскую Линию Передачи...
Демоны Французской Революции прервали, однако,  эту Золотую Цепь. Усугубляет сию трагедию масонский след: лидеры Революции не скрывали  своей причастности к масонерии и толковали ужасы революционных  лет  как месть Королевской Линии и Церкви за казнь Жака де Моле, Великого Магистра Тампля и за само уничтожение Ордена...
Понятно, что все эти заявления не имеют ничего общего с реальностью и французские масоны-архитекторы Революции ничего общего не имели  с Орденом Храма - сие совершенно ясно из множества надругательств революционеров над Святынями, в том числе и Тампля.  
Потому: следует с абсолютной уверенностью заявить, что Орден Храма никак не связан ни с одной безбожной линией,  ни с подавляющим большинством масонов (по крайней мере с теми ложами, которые причастны к разрушению Средневекового Наследия, Традиции и Христианства). Масонерия, судя по всему, не представляет из себя единого явления, нельзя говорить  о масонах вообщем: есть множество лож с, зачастую, противоположными взглядами...
Да и вообще,  крайне сомнительно, что Линия Передачи Тампля дошла до нас внутри какой-то организации. Наиболее вероятно её Присутствие в Священных Символах (что, кстати говоря, тоже совсем немало). 
Не исключено, что Тамплиеры прямо причастны к возведению Нотр Дам де Пари...
 
Собор Нашей Дамы в Париже...
Что тут сказать...
Все слова всецело бессильны в попутке описать Красоту, Звучание и Смысл данного Храма. 
 
Ясно одно: Нотр Дам де Пари - Главный Наш Храм. 
Если мы говорим «Храм», «Тампль», в качестве Архэ, Священного образца, Иконы, - смотримся в Зеркало Нотр Дам де Пари. 
Врата...  
Тампль Покровы Пресвятой Девы. 
«Врата во всё Чудесное»...
 
Нельзя Нотр Дам описать стихами Любови  - нет этих слов и созвучий, нет тех сопряжений ритмов, нет тех образов, чтобы передать всю палитру возникающего, когда ты перед Ним. 
Нотр Дам за пределами всех сентиментов; Он за пределами благостных слёз и он за пределами любых концепций о Нём. 
Да, в этом Храме служат католики; однако - точно: Нотр Дам значительно превосходит всё Католическое Богословие и его Мистику. 
Про Тампль Нашей Дамы написан великолепный труд Фулканелли : серьёзное и предельно элегантное произведение - однако, Нотр Дам выходит и за пространство этой прекрасной симфонии Искусства. 
 
Орган, его звучание, просто смешно и банально для Измерения такого Собора. 
Да, Нотр Дам многократно и жестоко калечили: но Он всё равно Фениксом восставал из пепла и, невзирая на все привнесения, продолжает транслировать Истинную Передачу...
Нотр Дам: вроде бы, даже, не самый высокий и не самый огромный Храм,- но что-то в Нём есть, что без сомнений  и всецело сообщает, что Тампль этот самый главный и важный. Что Тампль Нашей Дамы - Альфа и Омега множества архипелагов храмов Правильной Архитектуры. Священного Зодчества.
Все дороги ведут не в Рим - все пути стекаются к Нотр Дам де Пари. 
Не зрящий этого - слепец.  
 
Нотр Дам. 
Захожу. 
Сразу ведёт к Осевой Капелле - там: Терновый Венец. 
Можно, что угодно говорить о вероятной неподлинности Реликвии; умничать на тему - Бог ли Христос; можно высмеивать религию как таковую... Всё это  обладает силой яичной скорлупы по сравнению с мощью и конкретностью молота  воздействия Венца Спасителя. Сомнений нет никаких: передо  мною, всего в паре метров - Нечто всецело ИНОЕ. Оно излучает исключительно мощный и тотальный нейтральный свет: последний - безжалостно сжигает мусор любых сентиментализмов, эмоций и концепций на Тему Истины и Бога. Остаются только - Истина и Бог.   
Потом - в Капеллу Святого (Луи) Людовика. Она чрезвычайно важна: здесь может случиться много всего сущностного...
И, наконец - удаётся расположиться почти в Сердце Храма - в объёме Средокрестия: там, где Неф пересекается с Трансептом: чувство ужасающей Мощи, Сила Океана, в сравнении с ней - ничто. Нейтральное Алмазное навсегда-так-пребывание. Последнее - и есть суть Готического Храма и его Послания. 
Объединение с ЭТИМ - и есть Посвящение...
 
Нотр Дам... далее - вечерние  улочки Парижа: дом Фламеля - он собирает все сосуды, точнее, дома города, в одно. Приветствуем и его, в ресторан почему-то не заходим уже который раз. Быть  может: трепет  перед Священным устанавливает  подобающую дистанцию. 
 
Возвращаемся в номер, в наших окнах венец Капелл Храма Святого Северина. Золотая Любовь, Золотая Роза Парижа, проросла уже вполне. Её аромат мягко пеленает младенца души. Ночь. 
Сон. 
 
Утро прижалось дворовым щенком к изнанке суровых духодвижений. Храм напротив чист и умыт. 
Первое прихождение - в Нотр Дам. Две Розы, Северная и Южная - свидание с Ними. Западная, стараниями идиотов последних времён, частично закрыта органом.  
После: выселение из отеля и - Тампль Святого Северина (со спиральной колонной центра), в завершение - Сен Жермен де Пре. Последний Храм, наконец, освобождён от ремонта интерьера и предстал во всём своём великолепии. 
 
Такси. 
Аэропорт. 
Перелёт в Амстердам. 
Ожидание. Пострадавшие вокруг: в особенности пострадали так называемые, мужчины. Цивилизация тотальной победы гинекократии и матриархата практически не оставляет места благородным отношениям двух полов, без войны и со взаимным достоинством. 
Аэропорт просто перенасыщен товарами и их знаками: торгово-развлекательный центр и тут, на перекрёстке миров. Дьюти фри вызывает нездоровое возбуждение людишек, похожее на их же перманентный онанизм фотографирования, правит бал уродливая сексуальная сублимация (которая, впрочем, так и не удаётся даже в инвалидном режиме).
Лиц, свежих внутренним покоем и достоинством, мужских лиц, практически нет - доминируют прилизанные зайчики и «успешные» подкаблучники. Видимое расслабление этого слоя граждан, на поверку - всего лишь отсутсвие Огня, вследствие произведённой кастрации.Не зря, на Нотр Дам де Пари, с фасада парижской ментовки смотрит холодно-торжествующее обличье Кибелы: победительница рассматривает Святыню своих,  проигравших в мирах внешних, оппонентов. Менты, солдатики, спецназовцы  - всего лишь служители этой Богини, а все, кто ей отдался - кастрированы. Их дух стремления к Истине утерян и осталось лишь желание наживы, сытой и спокойной жизни, семейного комфорта...
 
Посадка в самолёт. 
Взлёт. 
Прочь из аэропорта города - Нового Карфагена. Уж в Амстердаме, Кибела властвует всецело и место сие, буквально, центр паломничества её медиумов. Энергия эта весьма игрива, разнообразна, она не может не нравиться современнику/це - этим и опасна вдвойне.
 
Меня, с октября месяца, сопровождает великолепная книга Юлиуса Эволы «Восстание против современного мира»: несмотря на довольно агрессивное название, сие произведение субтильно, тихо и неотвратимо повествует необходимую базу Начала Пути. Другие книги, другие авторы, проносятся мимо «Восстания...», они изучаются и прочитываются, порою, за день-два. 
Эволу не хочется заканчивать. Хочется продолжать гостить в его  мирах. 
Убеждён: в Паломничестве обязательно необходимо иметь с собою пресветлого  друга - книгу. Книгу о Главном.
Все произведения Эволы именно такие...
 
Перелёт продолжается. 
Беседуем о Терновом Венце, Нотр Дам и Сент Шапель. 
Предлагаю своим спутникам некую операцию: 
  • вспомнить ощущение, идущее от Тернового Венца; 
  • вспомнить настроение Сент Шапель;
  • представить, что Капелла не окружена дворцом правосудия с надписью «Свобода, Равенство, Братство» (на самом деле, это неполный Девиз Французской Революции, вот оригинал: «Свобода, Равенство, Братство или - Смерть»;
  • мысленно в самоощущении слить это воедино (тем более, что Король Святой Луи (Людовик)  всё так и видел: Венец должен быть в Сент Шапель - Её специально для этого и возводили). 
Результат операции интересен: ощущение мощной Мультипликации, Излияния Силы и Знания Венца во все стороны и далее: Сент Шапель - Сердце острова Сите; Сите - Сердце Парижа; Париж - Сердце Франции...
Кроме того: видится некий Священный Брак - Нотр Дам (Наша Дама), Тампль Сокрытого Знания (в христианском Мифосе, Покровы) и весьма Огненная Готика Сент Шапель (Живая Вода которой, - Венец). 
А  так, сейчас, Сент Шапель, хотя и великолепна, почти мертва - главного Активатора, Мужского (по отношению к Ней) Ингредиента, нет; даже католическая   служба проводится здесь  всего раз в год (уточняли у местных экскурсоводов). 
В свою очередь, Нотр Дам, Храм очень Женский, сокрывающий, герметичный; возникает ощущение, что он как бы замыкает Свойства Венца на своё же пространство - это, конечно, даёт огромную концентрацию внутри, но практически нет излияния в мир, в социум. 
Не происходит иерогамии, Сите не обретает андрогинную пневму, которой «боятся даже боги».  
Определённые некто неплохо разбираются в Алхимии Святости и их взаимодействии с социо-культурой...
 
Между тем самолёт переходит в контролируемое падение - то есть совершает посадку. 
 
Родина. 
Конец этого Паломничества. 
Тамплиеры ушли на Запад, туда, где Воды  Океана проглотили здешнее Солнце. 
Свет Севера.
Відповісти


Схожі теми
Тема: Автор Відповідей Переглядів: Ост. повідомлення
  Паломництво в Португалію (частина 1) Alba 0 219 01-02-2018, 11:22
Ост. повідомлення: Alba
  Паломництво в Литву (фото) Alba 0 332 04-03-2017, 18:35
Ост. повідомлення: Alba
  Паломництво в Священну Європу salamandra 1 565 22-07-2016, 20:25
Ост. повідомлення: gvp

Перейти до форуму: