Рейтинг теми:
  • Голосів: 0 - Середня оцінка: 0
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Паломничество Кёльн-Париж
#1
1. ВКУС МЯТНО-ФИОЛЕТОВОЙ КРАСОТЫ; КАСАНИЕ КРАСНОЙ НИЩЕТЫ.

Новое повествование получило рождение в одну из ночей июньского полдня. 

Чувствовалось: что-то такое будет. Некая завершённость конкретно проявилась в мистическом опыте Световкуса: редком самом по себе, поскольку, чаще всего имеешь делом с фотизмами, звуками и ощущениями Пространства. Случаются некие срединные порывы безусильного творчества, своеобразной печатью горит звезда прозрачного тела...

А вот Вкус...

Да ещё в иерогамии со Светом...

Такого прежде не было никогда.  
Явление Световкуса приоткрыло завесу тайны, с которой связаны такие слова и понятия: "Амброзия", "Амрита", "Вкус Учения", "Причастие", "Вкус Жизни"...

Описать сложно, в устных формах передачи такого рода вещей (да и, если даже снять фильм на тему, передав звук и свет) будет не то, так как опыт сей очень мощно вплавлен в живое тело, более того -специфически сжигает оное, венчая боль и наслаждение в нечто, превосходящее их. 

Шар во рту горит и ярко сияет всеми цветами радуги, причём одновременно (такое невозможно визуализировать, но каким-то странным образом ум зрит сие). Этот шар освещает все тело и непередаваемый по интенсивности Вкус, неразрывно связан со светом. Это Вкус вкусов: в нём одновременно присутствуют все возможные вкусы в крайней своей интенсивности. Это, также, как бы невозможно, но есть. 

Невыносимо сладостно, невыносимо обжигающе итак же невыносимо "мятно" ... невыносимо по-всякому сразу.  Свето Вкус - центр всего существа и потом уже ясно, что его Премудрость мы профанно  ищем  в сладости и свежести поцелуев, во всем разноообразии всевозможных вкусов напитков, еды и даже запахов, как бы пытаясь по лучам этих частичных аспектов вернуться (реставрировать) к Солнцу всеполноты. 

Здесь же корень самых различных сексуальных услад: сестринские "игры на свирели", вне сомнений, обращены к перво Световкусу (в попытке причастится эссенцией радиации фаллоса, который  туманно опознаются Фаллосом (содержащим Семена Тайного Неба, и они совершенны и не испорчены вовсе)).  

Через этот Волшебный Шар Световкуса спонтанно изливается истинная речь: пресловутый "Мёд поэзии"... Сияющая Сфера сия как бы освящает мозг некой мерностью, имеющей свойства тончайше сублимированного Огня, и излучение это устраняет избыточную Влагу из мозга, так выжигая похоть любопытства и проявляя мозг не как губку, но - как ретранслятор сердечного наития.  Мозг уподобляется Облаку, которое купается в феерии радужного света Звёзд, его не поражает Тёмная Влага и он точно отражает эйдосные струны Арфы Неба и Земли. 

Слюна преобразована в Нектар уранических Рос и готова орошать дождеподобно, нижележащие измерения державы тела. 

Видимо: как-то так пишутся соответсвующие книги и говорятся уместные слова сочувствия сущностного. 

Действительно, опыт этот отдалённо напоминает Нектар персика во всеобъятии Вкуса: вот только - Персик этот, Небесный, из Сада Небожителей...

Апофатический Свидетель свободен от вовлечённости и просто созерцает, запоминая и распознавая Эссенцию данного события.

"Хлеб наш Сверх Сущностный дай нам каждый день"... 

Знание в Катафатическом Луче первично в СветоЗвуке и в других подобных сочетаниях; далее - оно проступает тканью мифа в фантасмагориях соответствующих Образов и их Иерархий (Печать настроения божества измерения); ещё ближе к Земле - мифопоэтика описания; и самое приземное - философический росчерк строгого трактата ...

Где-то посередине: Молния инспиративного Стиха, взрывающего соотношения плотностей каскадом протуберанца Тайного Огня. 

Шарль Бодлер, стих "Альбатрос" трактат Альбертуса Магнуса, твердь облаков под крылом самолёта - и возвращениев Черепаху Кёльна.  
 
2.КЁЛЬН-ПАРИЖ.

И снова - трое нас. В этот раз - М. и О. 

Наши цели: Кёльн и Париж.  Соединить. 

Провести Ось. 

Кёльн, по Формуле Черепахи, представляет собою
12 Романик и одну предельно яростную Готику в центре: она горит Чёрным Пламенем. 

Базовая Формула Парижа, Трикута. 

Сент Шапель модулировала предельный мистический Опыт (в том числе - мультиплицируя Силу Венца Христова и прожигая ним Закон (Капелла Хартий)). 

Нотр Дам (Храм всего Народа и Страны) в Женском Таинстве принимала этот Луч. 

Сен Жермен де Пре - андрогинное предчувствиев сего этого...
 
Ось Париж-Кёльн очень интересно указала на Основы Делания. 

Нотр Дам де Пари точно комплиментарен в венке иерогамии Кёльнскому Дому; а Сент Шапель - 12 Романикам. 

Нотр Дам как бы эссенциирует 12 Романик Кёльна, а Сент Шапель выражает более открыто, спрятанное в Доме. 

При этом: фон. 

В целом: Германия - яростное и центробежное (однако: после проигранной Войны, увечное); Франция - центростремительное (после Революции - разъятое). Два субъекта Европы (но:  времён Авалона). 
 
Волну Циркуляции Сент Шапель - Нотр Дам далее подхватывали, усиливали и преображали остальные главные Храмы Франции; Имперские Соборы Германии гнали ей на встречу свою инкунабулу огненного  Опуса. 

Две эти волны соударялись, рассеивая брызги Святости и проявляя радужные коагуляты конкретной Росы, сквозь цепь которой с большей возможностью Плода, возносилась  молитва...

Воспарялась. 

Сегодня большинство молитв прибито цепями к земле... 

...этот  раз записано как бы стихами: они, конечно, полны фальши и разногорода скорлуп. Однако - хоть что-то всё же передают (проблема корректной Передачи в языке внутренних феерий, сияний и их превозможений...). 

Число Одиннадцать: так пришло во сне. Десять и Одиннадцать. Тогда, в горах, ещё не знал что к чему и почему. 

Позднее, в Кёльне и в Париже, стало ясно: такая Формула увязывания. 

Печаль Синей Розы в обнимку с Чёрной: печать этого пилигримажа. 
 
1.В КЁЛЬНЕ ПРОЧЁЛ СТИХ И НАВЕЯЛО. 
 
Эжен предельно откровенен 
Это довольно странно. 
Настолько перья стремлений?
 
-
Свинцовые крылья манго.  
Во фруктах ищите душу? 
В банане лучи найти? 
Стихами разрезать Рейна 
зеленое конфети. 
 
Чёрное Пламя Собора 
ORA терзает круги. 
Феерии Циркуляций у храмов, наверно, возможны цветы...
Клуатр утопает в клумбах: 
Жарою в  единый момент 
Расплавит мертвые клубни 
Тебя распинает фрагмент...
 
Как хочется то услышать, как хочется сё понять: 
алхимии шифры превыше, чем мухоморы опят. 
Грибница уставших асфальтов 
Чёрная чёрная нефть: 
Её удобряет мальчик - кладёт он в зловоние медь. 
Горшки, атанор и реторты 
Воняет уютная смесь:
Твои друзья на пригорке 
В глазах их - нелегкая смерть.
Неважно: 
волк иль собака откусит члены твои 
Неважно: в обилии мрака мерцают очи змеи. 
В погоне лихой и без смыла, 
чтоб века соль скоротать: 
Щелчок, укус аппарата 
Фото, на плёнку, мать . 
И в цифру, и в душу, и в ноги... 
стекает пот без хлопот 
он лужею мутной крови - 
"Давай, копай огород!".
Пройдя по квадратным метрам, 
В кубический ад вонзясь 
картошку ты закопаешь 
чтоб вновь её откопать. 
Так будешь всегда ты делать 
так станет у трупа мать 
опять: голосить и бегать 
опять - огород копать. 
 
Хоть шей, хоть зашейся в саван. 
Хоть спи  хоть умри в прибой. 
Твой белый корабль из кожи 
разрезал  стихов забой. 
его направление к звёздам? 
его выражение ...
Нем. 
Нем, тих и забыто осознан 
кадавр пониманий и пневм. 
 
Немецкая речь стирает 
Различие псов и отцов 
Вокруг исступленно лают
Святые: подруги слепцов. 
 
Синим, синим туманом 
их смех 
и артерии льда 
пьяным, пьяным угаром 
двух пониманий 
серьга. 
Уши, ракушки и почки
наития поворот 
разум меняет созвездья 
... рябиновый поворот. 
Осенью воск застынет 
молитва на снег упадёт
волчица змею воспримет 
беседа о горнем умрёт. 
 
Теперь -  что кленовый пепел 
что ранняя седина 
значенья укрыты в клевер 
и спят подо льдами поля.
 
 
2.МОЛНИЯ В КЁЛЬНЕ. 
 
Молния в Кёльне. 
Кратер. 
Чёрное пламя. Слюда. 
Дождинки устало чернеют
Падая каплями льда. 
 
Ты спрашиваешь одеяло: 
поможет ли от следа 
поможет ли при крушеньи 
когда все твои поезда 
приедут в те рваные раны 
не кровь, а печальная мгла
исходит из тела и нави 
впрягают в свои паруса. 
Их парус - лоскутная кожа 
Изъятая без труда 
Канатами жилы, моложе - 
Впрягаемся в небеса 
По рекам из крови синильной 
Подводными лодками снов 
Иероглиф тиши семимильной 
Сокрыт, как всегда, под водой.
 
 
3.КЕЛЬН. ВЕТРЯНЫЙ ВЕЧЕР. 
 
Архивольты огня черепов 
Ищут цепко ресницы и губы 
Прикасаясь ко Львам на вратах 
Вспоминаешь истлевшие трубы 
Водяные миры и пруды:
в их зеркалах молитвы и свечи. 
Только ты, только ты, только ты 
созидаешь меня и увечишь - 
Так шептало там время в зубах 
Кольца медные Львы прогрызали 
Духи запада стены держали 
Пребывая в восточных чертах.
 
4.ХРАМ ПАНТЕЛЕЙМОНА. КЕЛЬН 
 
Настроение врача:
Рыцарь в латах держит Сердце. 
Свечи, каплями меча 
Возжигают воду. Дверца- 
Лик, икона - стилос глаз...
Не приказ...
Ты, распахнута ночами 
Ты, засвечена ручьями 
Белым пеплом 
Наугад 
Брошена тремя свечами 
В море Башен 
И наград,  нету...
Просто "О" 
Такая буква 
Просто озеро Тебя 
Просто небо в промежутке 
Звук биений и дыханий...
В такт. 
Наугад. 
Спонтанно, без волений 
На месяца ладье 
Под аркой изумрудной 
Висит зверь Монпелье...
 
 
5.КЁЛЬН: КОНЦЕРТ В ХРАМЕ. 
 
Коровы пальцев насилуют аккорд 
Рояль извивно плачет в храме
роль пошлости в культурной драме: 
орган замазал небосвод 
павлина режут по частям 
орёт рояль и крышка гроба 
опять в глазу твоя утроба 
И рьяный смех аккордеон. 
Все эти звука инструменты
Имеют ближние моменты 
Такие близкие: жена. 
Ребёнок тихо нежно плачет. 
Идёт старик в неф за удачей 
Кроссовки плиты целовали
Святые плитами устали 
Сквозь камни грязная сукровь...
 
Не знаю кем владеет кровь 
Особо: цвета голубого.
Счастливы - парами идут: 
им досконален их маршрут,
все будет тихо и пристойно 
и всё закончится спокойно 
все рады, в душах позитив 
война ушла, вернулся мир 
еда полезная, 
вода чиста - из родника и прямо в бутыль с этикеткой (владеет горною розеткой)
потом - ремонт 
автомобиль 
опять в душе взорвался мир 
все хорошо - и даже: лучше!
чем было: о, опять успех! 
достигли мы прекрасных вех 
 
Храмы плакали. 
Рыдали. 
Камень не мог 
Вместить 
Пирог. 
Его начинка - молока 
Конкретно лживая струя. 
Фиксации такой эскиз. 
И Демиурга влажный приз...
 
Короче: 
коровы пальцев насилуют аккорд - 
все: не так, как надо. 
Все - наоборот.
 
 
6. КЁЛЬН. ЛЮБОВЬ. ВНЯТНОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ. 
 
Волосы бёдра эпига
Активная защита
Стеклянно ранимого 
Танка 
Металлического скелета. 
Кость вообще-то таранит кость  
Но для того и подушки. 
Не только эпиг но и обид. 
 
Остро отточенный нож вызывает не боль - 
но в туда глядит глаз новой раны 
она своеобразно беззащитна и подразумевает  добрую открытость миру
Это, вероятно, и есть предлагаемая Формула любви
 
Опираясь на эпиги бёдра и серебряные дожди волос, имей ввиду: торцы последних, иглы. 
Остро отточенная сталь. 
Втыкая раз за разом её в себя обнаружишь красные капли ягод любви под ногами. 
Монотонно. 
Монотонно повторяемо всё это.
Для скелета нет перемен, звона не получается из-за ещё наличной плоти. 
 
Полюбил миф. 
Кровь дала силу иллюзорной визуализации. 
Её капли отразились звёздами странных созвездий не на том небе. 
Оттуда сорвались дожди и вошли в волосы же. 
 
Облегчение? 
 
Глаза ран не имеют зубов, хотя и похожи на рты. 
Зубы сияют жемчугом 
Звезды сияют жемчугом 
Очи сияют жемчугом 
слепые рты не могут быть оплотом искренности. 
Не могут. 
Они что-то невнятно мычат, предоставляя влагалище  для уставшего члена. 
все по-немногу сублимируют, 
но в основном безуспешно: 
бампер безопасности в виде эпиги обеспечивает это. 
Круговорот страдания в природе. 
 
Ключ Ворот: поворот. 
 
Крестоцвет у Храма ведал другое...  
Такой тяжёлый, а как-то  наверху.
 
7.ПАРИЖ. ВДАЛЕКЕ ЖЕЛЕЗНАЯ БАШНЯ. 
 
Я немного растерян Парижем 
Нагота хмурых туч и судьба...
Та, Вульгата, как-будто вражина 
На поверку - немые врата. 
 
Не зашёл я на Родину Дамы
Созерцал Её Крест из оков. 
В иллюзорно прошитом коралле 
В формалине из кёльнских духов. 
 
Воспаряет поэзия трупы 
Воздвигая подворья костей. 
Не на мне - халат и тулупы , 
Но ржавеет булатный корсет. 
Он заляпан был кровью дракона 
Он обрызган слюною змеи 
И ко мне, втихаря, в изголовье 
Подставляют сражённые пни. 
 
Не восстать им средь леса дубами 
Не рожать обречённые дни 
В аметистово бледном стакане 
Растворитель мерцает: "Распни!"  
 
Мы распяли...
Но только - матроса 
Мы распяли: срединную медь. 
Мы распяли, печаль альбатроса,
В Нотр Даме облили постель - 
Лён устало провис меж гробами 
Он признал лазуритовый плен 
И в твоём загрязнённом стакане 
Вечереет ядами абсент. 
 
Не кури коноплю среди пляжа 
Не копай под ларцы алтари. 
Вяловато никчемна продажа 
На табличке: "душою умри"...
 
Заверни своё потное вымя 
В янтаря и в снега.
Лагеря...
Что Дворцы, что Париж, что Россия -
Лагеря, лагеря, лагеря. 
Даже, нет: 
Просто калека. 
Просто тело рождается вновь. 
Просто старость лелеет от века 
И свинцово надёжна любовь. 
 
Улиц сетка, прокуренный город 
Разлагаются Храмы Твои.
Подозрительно ловок и молод 
Дух барокко в зерцале жены. 
Эта Южная Роза из Сада 
Сочетает два вида вина 
Привечает фиалковый голод 
И мочою  залитастена.  
 
Капли крови ищи перед плахой 
Плахи нету - есть пули земли. 
Там, в Клуатре заветного мрака 
Осторожно висок прострели...
Через дырку далёкие звезды
Оккупируют мозг и сдадут 
Твою душу в своё Земноморье 
Пресекая неровный маршрут. 
 
Десантируясь в эту планету 
Ты забудь  Облака и Коня 
Не молись расписному рассвету 
А на щит прикрепи пескаря 
Эту умную подлую рыбу 
Эту юркую злобную тварь 
Вряд ли помнит священное Имя 
Овладевший цепями январь. 
 
Вот исход среди пытки работы 
Псы прогрызли костлявый забор
Наш Париж - перекрёстки растленья 
Умащает природной золой. 
Разморённо неистовый город 
Твоя ржавчина падали стен   
Защищает ревнивую милость 
Фото сделано, рвано, с колен.
 
8.ПАРИЖ. НА ПОДСТУПАХ К ДЕВЕ.
 
Стальное платье 
По весне 
Оденет Дева. 
У Собора 
Толпа нисходит потом 
ОRA 
Латынью воск застыл. 
Приплыл
Корабль и приговора 
Семи Светил 
Забили 
Гвозди в плоть. 
 
Чёткие жесты, походка сильна. 
Платье разрежет воздух 
Летя 
В чреве молений 
Привычная ложь 
В трюме стремлений 
Первичная дрожь. 
 
Нужно ли? 
Смело на плиты входя, 
Скушать нефриты в алмазы глядя. 
Слезы - из губ 
Вкус: среди глаз. 
Эту дилемму решает 
Топаз. 
 
Компас ножами прорыли в спине 
Как в изумруде: 
Купанье в Вине. 
Выбиты очи - меж ямы: 
Рубин 
Пьёт километры немой господин. 
 
Шаг на тропу указала яшма 
Статуя Девы закрыла ужа: 
Тело змеиное плавно ползёт 
Небо туманное прах раздаёт. 
 
Голем радостно играет:
Дело палача. 
На траву глава спадает:  
Чёрная свеча.
 
 
9. ИЗ ПАРИЖА В КЁЛЬН. 
 
Мент сказал велкам 
и купил жетон. 
На метро теперь 
ехать на перрон. 
 
По дороге - в храм
там венец христа 
розы пополам 
пальцы у виска. 
 
Свадьба заходя 
в придорожный храм 
мрачная жена 
сувенирный крам 
 
Нотр Дам, модель 
шпиль металл фреза 
можно добывать 
влагу у врага 
 
Ну конечно свят
полдороги мел 
ну конечно рад 
хищниками вельд 
 
Заходи туда 
там желез бетон
рельсы стыков нет
едет наш вагон.
 
 
10. КЁЛЬН. УТРО. 
 
Серое вверху. Прохлада. 
В окне - стрельчатая Арка 
И Крест. 
Окрест - герметика колокольного звона. 
Мы - на дне его озера 
Серое сплавляется с ещё более серым -
Коагуляты Чёрной чёрной Черноты белеют костями: 
Мощи Урсулы в Париже (Храм Северина). 
Красная нить. 
Пить. 
Пить...
Созерцали мы города 
Притаились те на дне - навсегда.
 
 
11.КЁЛЬН-ПАРИЖ. ПЕЧАТЬ. 
 
Нейтральный пепел Святого Андре 
Тугой упругостью крипта 
Выражает бьющегося в сетях времени и разметок его (вплоть до Вечности) Феникса. 
Он разрывает стены 
Четыре свечи по углам 
Гроб: парят хризантемы 
Христофор переносит младенца Свинца 
Воды близости мясо срывают 
И святой стоит на костях 
Колонны в Храме пылают...
Фимиамы и боли 
Завистливый глаз 
Лицемерные очи проказы...
Так горит и белеет во тьме Нотр Дам 
Ожидая жестокой пощады. 
Роза Севера ключ для него 
Ты налево ходи в измеренья  
Не бери, не бери с собой ничего 
Путь лишений 
Опустошений 
 
Из Кельнского Храма идти на войну 
В Нотр Дам де Пари возвращаться.
Відповісти


Схожі теми
Тема: Автор Відповідей Переглядів: Ост. повідомлення
  "Паломничество в Кёльн" Alba 1 483 20-02-2018, 19:14
Ост. повідомлення: Кавоманка
  "Паломничество в Кёльн (фото)" Alba 0 306 04-04-2017, 11:18
Ост. повідомлення: Alba
  Паломничество в Литву Alba 2 462 07-03-2017, 21:29
Ост. повідомлення: Бойко

Перейти до форуму: