Рейтинг теми:
  • Голосів: 0 - Середня оцінка: 0
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Ще до історії наших мерзотників-різунів... тобто "борців за народ"
#15
- Господи, что же происходит? - закричал Коган. - Чего вы хотите от
меня?
В круглом канцелярском графине мерцал блик от электрической лампы,
скрипели хромовые сапоги Трефняка, густо сопел Минька, всхлипывал Розенбаум.
Вода в графине стыла пузырем циклопической слезы.
Минька, дурак, не выдержал хода игры, не понял, осел, что Когана надо
ломать не на испуг, а на унижение собственной грязью, и вылез с вопросом:
- Мы хотим, чтобы вы рассказали о том, как вам удалось умертвить
кандидата в члены Политбюро, секретаря ЦК ВКП(б), первого секретаря
Московского городского и Московского областного комитетов партии,
заместителя наркома обороны СССР, начальника Главного политического
управления Советской Армии, начальника Совинформбюро генерал-полковника
Александра Сергеевича Щербакова...
Он это провозгласил торжественно, как дьякон литанию, но Трефняк,
оторвавшись от размышлений про плутоуку, присвистнул удивленно и спросил:
- Усех сразу ухайдакал? От жидюка злостный!..
Все сделали вид, будто не расслышали замечания Трефняка, и я наблюдал,
как часто дышит Коган, набирает воздуха в грудь, мнет дрожь в скулах, чтобы
достойно ответить нам звенящим от испуга и напряжения голосом:
- Товарищ Щербаков умер 9 мая 1945 года от остановки сердца вследствие
многодневного тяжелого запоя. Умертвить его я не мог по двум причинам.
Во-первых, в течение всего запоя охрана не подпускала к Щербакову ни одного
человека. Это легко проверить по журналу посетителей дачи Щербакова в
Барвихе, куда записывались паспортные данные каждого, кого ввозили на
территорию. А во-вторых, я не был лечащим врачом Щербакова и видел его живым
всего один раз во время консилиума по поводу прогрессирующего у него
склероза и ишемической болезни...
- А откуда вы знаете причину его смерти?
- Мне рассказал коллега, профессор Вовси... Он наблюдал Щербакова как
Главный терапевт Советской Армии...
- Вот и прекрасно, - заметил Минька. - Так и запишем: замысел умертвить
Щербакова сильнодействующими лекарствами и назначением пагубного режима был
подсказан Когану профессором Вовси...
- Вы с ума сошли! - взвизгнул Коган. - Я ничего подобного не говорил! И
не скажу! Никогда!
Коган больше не крутил взад-вперед головой, а вскочил со стула и
умоляюще протягивал ко мне руки, жарко бормотал:
- Ну вот вы, товарищ, у вас вид приличного, образованного человека, ну
вы хотя бы постарайтесь понять, что все эти обвинения - чудовищная чепуха!
Никто на всей земле не может в это поверить! Какие сильнодействующие
лекарства?! Какой пагубный режим?! Щербаков выпивал ежедневно до трех литров
водки и выкуривал несколько пачек папирос. Вы же его видели, наверное, он
весил сто сорок килограммов и один съедал за обедом свиной окорок с
гречневой кашей. Во время консилиума он сам мне сказал, что каждый день ему
привозят с бадаевского завода дюжину бутылок нефильтрованного пива. Это же
для почек - смерть!
- Не обливайте грязью память убитого вами великого сына советского
народа! - торжественно и печально сказал Минька.
- Почему я обливаю его память грязью? Я стараюсь вам объяснить! Ведь не
я же предписал ему пить водку и поглощать ящиками пиво!
Минька горестно закрыл глаза своей пухлой короткопалой падонью с
обломанными ногтями, с болью, глухо вымолвил:
- Александр Сергеевич Щербаков рядом с товарищем Сталиным вынес на
своих плечах весь груз войны и умер в День победы в сорок четыре года, а эта
старая жидовская вошь жива-здорова, всю войну по тылам отъедалась, а теперь
еще срамит память одного из преданнейших сталинских учеников... Не могу
слушать!
И громко хлопнул по столу. И Коган смолк. То ли понял, то ли устал. Я
подошел к нему, положил руку на плечо и сообщил душевно:
- Несмотря на мое возмущение совершенными вами преступлениями, вы мне
все равно чем-то симпатичны. Поэтому я хочу дать вам добрый и разумный
совет: напишите сами, можно сказать, добровольно, все, о чем вас просит
следователь. Чтобы это было и научно, и по-человечески убедительно...
- Почему? - прошептал Коган. - Почему я должен писать сам этот злой
сумасшедший вздор?
- Это глупый вопрос, поверьте мне. Ведь если бы в вас на фронте попала
пуля, вы ведь не стали бы спрашивать, почему именно вас убило? Убило - и
все! На войне убивают...
- Но ведь сейчас не война...
- Ошибаетесь! Война! И очень серьезная. Мы не допустим, чтобы в каждом
учреждении сидели Гуревич, Гурович и Гурвич и отравляли жизнь советскому
народу!
- Вы говорите, как фашист... - медленно, будто у него озябли губы,
вымолвил Коган.
- Споры - кто как говорит - сейчас неуместны. Я хочу вам объяснить, для
вашего же блага, почему вы должны как можно быстрее сообщить интересующие
нас сведения...
- Я ничего не скажу... - помотал головой Коган. - Ничего не знаю и ни
про кого ничего не скажу.
- Обязательно скажете! - засмеялся я. - Когда-то вы предали своего
учителя Плетнева, теперь Розенбаум рассказал о вас...
Мне пришлось остановиться, потому что Розенбаум на своей табуретке
замычал что-то тягучее и пронзительное, и Трефняк коротким, без замаха,
ударом в печень успокоил его, и я продолжил:
- ...Розенбаум рассказал о вас. Вы нам уже назвали Вовси...
- Я ничего дурного не говорил о Вовси!
- Говорили, говорили, успокойтесь. Вполне достаточно, чтобы его
арестовать сегодня же. Что мы и сделаем. А он расскажет о вашем брате Борисе
Борисыче, тот поведает о Фельдмане, и дело покатится.
- Куда же оно прикатится? - спросил Коган, и я увидел, что его
сотрясает крупная дрожь.
- В ад, - спокойно сказал я. - Прошу вас понять, что вы уже умерли,
примиритесь с этой мыслью.
- Тогда зачем все эти разговоры? - пожал он плечами.
- Затем, что, как всякий умерший, вы попали в чистилище, сиречь в этот
кабинет. И от вашего поведения зависит, куда вы сами отправитесь дальше - в
рай или в ад.
- А что у вас считается раем? - спросил Коган, и я подумал, что
все-таки в духарстве ему не откажешь.
- Рай не бывает без покаяния и отпущения грехов, так что об этом
поговорим позднее. В ад... ад... - Я сделал паузу, подумал и сказал: - Ад -
это то, что будет сделано с вашей семьей, с вашими детьми и внуками. Ад -
это то, что произойдет с вашими ближайшими друзьями. Ад - это позор и
презрение, которыми навеки вы будете покрыты. Ад - это то, что с вами будет
вытворять капитан Трефняк все то время, пока вы будете превращаться в такое
же животное, как ваш ассистент Разъебаум! Ад - это то состояние, когда вы
будете мечтать о беспамятстве и смерти, как о глотке холодной воды. Вам
понятно, что такое ад?
Трефняк, услышав свою фамилию, встал у Когана за спиной.
- Понятно... - Коган обреченно кивнул. - Но объясните мне, ради Бога,
скажите только - зачем это надо? Зачем это вам лично?
- Это долгий разговор. И сейчас неуместный. Надо, и все. А вообще жизнь
- это петушиный бой, и выходить на круг надо со своим петухом. Иначе ты не
боец, не игрок, а ротозей. Приходить надо со своим петухом.
- Может быть. Наверное, так и есть. Но вы-то на петушиный бой пришли не
с петухом, а с кровожадным стервятником... - тяжело вздохнул Коган и встал
со стула: - Как я вам уже сообщил, мне рассказывать нечего...
- Ну, это решайте сами, - сказал я и обернулся к Миньке: - Приступайте к допросу, я приду часа через два...

http://www.lib.ru/RUSS_DETEKTIW/WAJNERY/evangelie2.txt
Відповісти


Повідомлення в цій темі
А ось і результат цього справедливого бунту (/) - Автор gvp - 27-03-2016, 16:51

Схожі теми
Тема: Автор Відповідей Переглядів: Ост. повідомлення
  Україна. Повернення своєї історії. Частина 1 (відео) nykyta 1 1634 26-08-2016, 17:08
Ост. повідомлення: gvp
  Україна може провести наступ на Росію у сфері історії - експерт. Відео stryjko_bojko 0 815 17-06-2015, 15:10
Ост. повідомлення: stryjko_bojko
  Невідомі "герої" української історії Киянин 2 1950 02-09-2013, 21:48
Ост. повідомлення: Киянин

Перейти до форуму: